Category: история

Зарождение духовных скреп в СССР. Детский лагерь «Ягринлаг».




Это Ягринский исправительно-трудовой лагерь для детей врагов народа, сокращённо «Ягринлаг». Дети попадали туда только за то, что их родители оказались неугодными сов. власти.

А теперь, любители совка, сталинисты и ватники – расскажите о том, какое в СССР было вкусное мороженое.



ГУЛАГ. Преступления против человечества.



Photo

Для победы революции в России Ленину понадобилось создать первую в мире тоталитарную политическую полицию — ВЧК (чрезвычайную комиссию), во главе которой через месяц после переворота в Петрограде он поставил Феликса Дзержинского. Если кому-то хочется посмотреть, как работала эта структура, советую найти фильм Александра Рогожкина «Чекист» (1992 год). Там очень наглядно изображено функционирование конвейера смерти. Всего лишь за 1937-1938 годы сотрудники этого ведомства (называвшегося уже НКВД) расстреляли 670 тысяч «врагов». Но расстрелов было мало. Коммунизму был нужен следующий шаг: в 1918 году Лев Троцкий, правая рука Ленина в деле революции, издал указ о создании концентрационных лагерей. Первый лагерь появился в Свияжске под Казанью. В центре лагеря Троцкий приказал возвести памятник Каину — олицетворение бунта человека против бога.

Действительно, ГУЛАГ — это самый чудовищный памятник бунта человек против бога, или, точнее, пятой заповеди: не убий. Защитники коммунизма всегда напоминают, что первые концентрационные лагеря появились раньше: англичане устраивали их во время войны с бурами на юге Африки. Это так, но будем придерживаться фактов: британские лагеря были призваны изолировать гражданское население от партизан лишь на время войны, а после ее окончания они были упразднены. От болезней и голода в них умерло 27 тысяч человек. Это было преступлением, хотя и непреднамеренным.

Collapse )

Не интеллигент, а аристократ. Никита Михалков о крепостном праве.





"Большевики сделали вещь страшную; они стерли из памяти народа наше культурное наследие, воспоминания о всем том хорошем и светлом, что было в русском народе, включая память о крепостном праве. Восстановить историческую правду - наша задача", - сообщил режиссер.

Михалков напомнил о выдающейся духовности русских крестьян, особо подчеркнув любовь русского человека к «твердой руке»: "С подачи большевиков сейчас в России думают, что крепостное право было чем-то вроде североамериканского рабства. Но это были отнюдь не отношения раба и хозяина, а сыновей и отца. Многие крестьяне не хотели никакой «свободы». Да, иногда помещик порол крестьянина; так и отец же порет свое непослушное чадо".

Режиссер поведал также об истинной сути крепостного права и его значении для народа: "Ведь что такое было крепостное право? Крепостное право - это патриотизм, закрепленный на бумаге. Человек был связан со своей землей-матушкой не только чувством долга, но и документально. Крепостное право - это мудрость народа, это четыреста лет нашей истории. И теперь, когда мне предлагают вычеркнуть эти четыреста лет из нашей истории вычеркнуть, я говорю «Братцы, так вы что же думаете, наши предки дураками были?».

Никита Сергеевич являет собой образец новых личностей в России. Придружился с вице-президентом, генералом. Когда тот оказался в опале, успел подработать в «Доме» у Черномырдина. Тут же набирали силу коммунисты, и режиссер, оставив премьера, делает замечательное интервью с Зюгановым, который его очаровал: «ученый», «образованный». Успел поиграть в теннис и с Немцовым. Теперь какая власть ни приди — будет свой среди своих.

— Эдвин Луникович Поляновский, У изголовья, 1997


Collapse )

Почему россияне (московиты) являются потомками орды, а не Киевской Руси?







Российские историки в период царизма и затем СССР придумали целый ряд мифов. Что «весь русский народ изнывал от ордынского ига» (хотя в Орде была одна Московия). Что в Руси царила феодальная раздробленность (хотя вся Русь собралась в ВКЛ добровольно, сформировав единое Русское Государство). Что «Литва захватила Русь» (хотя «Литва» - это именно и только белорусский этнос, а не что-то иное). Эти и прочие выдумки «дают обоснования» тому, как правители Московии «собирали земли Русские» - собирая их при этом из Руси в Орду.

Сегодня московские историки, сохраняя два последних мифа, первый миф заменили на новый. Мол, «татарского ига» не было, а был «братский союз Руси и Орды» – против угрозы со стороны Запада, потому что, дескать, Запад хотел по одному захватить и уничтожить этих союзников.

Эти мифы опровергаются напрочь авторами Руси, которые подчеркивают, что Русь под Ордой не была. Вот книга "История Русов" Георгия Конисского, Архиепископа Белорусского. Книга впервые напечатана в Москве в 1846 году в университетской типографии, хотя появилась за сто лет до этого (в XVII веке, еще до российской оккупации ВКЛ) и распространялась в рукописях.

Так вот, "История Русов" очень четко дает ответ на вопрос о времени освобождения Киевской Руси от татаро-монгольского владычества. Она утверждает: освобождение произошло в 1320 году, что яростно оспаривали царские и советские историки, особенно Н.М. Карамзин. Послушаем автора, написавшего свой труд значительно раньше Н.М. Карамзина, во второй половине XVIII века.

"Поэтому Гедимин Князь года 1320-го, пришел в земли Малорусские с воинством своим Литовским, соединившись с Русскими [с – воинством Киевским], что состояло под командой воевод Русских Пренцеслава, Свитольда и Блуда да полковников Громвала, Турнила, Перунада, Ладима и других, изгнали с Руси Татар, победив их в трех битвах и в последней, главной, над рекой Ирпень, где убиты Тимур и Дивлат, Князья Татарские, Принцы Ханские. После этих побед возобновил Гедимин правление Русское под начальством избранных народом лиц, а над ними поставил наместником своим из Русского рода Князя Ольшанского, после которого было из того же рода много иных наместников и воевод". (Георгiй Кониський. "Iсторiя Русiв". Київ, 1991 рiк, стр. 41.)

Лев Гумилев в своей книге «От Руси до России» доходит полной нелепости: мол, белорусы с созданием ими ВКЛ перестали быть «Русью», а Украина перестала быть «Русью» с 1320 года, когда была освобождена от татар. Ибо, дескать, Московское княжество к 1320 году даже еще не родилось в лоне Орды, а сами московиты еще почти 200 лет в Орде были. Вот и раздел: мол, кто еще почти два века был в Орде – те и есть «Русь» (то есть Орда), а кто был освобожден от Орды – это, мол, уже не Русь. Причем, российские историки как пугала боятся термина «освобожден войском ВКЛ от татар»: у них это вовсе не освобождение, а как раз попадание под «литовское иго» и «захват литовцами». Если вспомнить, что до 1840 года литвинами называли нынешних белорусов, то российские историки повествуют о «белорусском иге» и «захвате Руси белорусами».

Однако обращу внимание, что имена воевод Русских такие же, как тогда у белорусов – западно-балтские: Свитольд, Блуд, Громвал, Турнил, Перунад, Ладим. Напомню, что в то время среди самых распространенных имен у белорусов были Витовт, Ягайло и прочие, кажущиеся по именам наших князей сегодняшнему русскому уху «иностранными». Как обращаю внимание и на то, что «После этих побед возобновил Гедимин правление Русское под начальством избранных народом лиц». Это что – «иго»? Сказано ясно: возобновил, как до татар было, «правление Русское» избранными народом лицами. Это именно освобождение. Русь снова стала национально свободной.

Реальные факты освобождения Руси от татар сегодня в России подаются как «захват Руси», хотя для ВКЛ это были войны вовсе не с Русью, а с Ордой, захватившей Русь. Причем, Украина перешла в этом своем освобождении на сторону ВКЛ и воевала против Орды, которая демагогично историками в «Русь» превращается. Почему? А потому, что на стороне Орды против освобождения Руси от татар всегда три века воевала Московия (изначально Суздаль).

Вот факты, которые сообщают сами российские авторы.

УЧАСТИЕ МОСКВЫ В ВОЙНАХ ЗА ОРДУ ДО 1380 ГОДА

1247-1249 годы. Участие войск Суздальских княжеств в походе Батыя против Хана Гуюка. В походе принимали участие князья Андрей и Александр, так называемый Невский. Именно после этого военного похода Андрей получил ярлык на великокняжеский Владимирский стол. (Подробнее см.: Л.Н. Гумилев "В поисках вымышленного царства".)

1258-1260 годы. "Берке-хан посылал русских ратников в войска (Хана) Хубилая". Из книги Л.Н. Гумилева "В поисках вымышленного царства", стр. 350. Подтверждение этого факта можно найти и в работе Г.В. Вернадского "Начертание русской истории", изданной в 1927 году в Праге, стр. 82. То есть, Суздальские дружины при Хане Золотой Орды, Берке, принимали участие в военных действиях Хана Хубилая, при завоевании Китая.

1262-1263 годы. "В 1262 году хан Берке начал войну с хулагидами за присоединение Азербайджана к Золотой Орде" (БСЭ, третье издание, том III, стр. 236.). В войнах, ведущихся Золотой Ордой на Кавказе, Суздальские, а позже Московские дружины принимали постоянное участие.

1269-1271 годы. Суздальские дружины принимали участие в войсках Хана Менгу-Тимура в военном походе на Византию – прародительницу православной веры, что лишний раз подтверждает факт переноса титула Царя в Московской церкви того времени с Византийского престола на татаро-монгольский. Напомню, что Орда была изначально православной страной: в 1273 году, еще за века до венчания московского князя Ивана III с Софьей Палеолог, правитель Орды Ногай женился на дочери византийского императора Михаила Палеолога – Ефросинии Палеолог. И принял православие (как и двуглавого византийского орла в качестве официального герба Орды).

1275 год. Суздальские части в составе татаро-монгольских войск принимали участие в военном походе на Литву, то есть на Беларусь. А подробности таковы.

Как на то указывает "Хроника литовская и жемойтская": "Року 1272. Балаклай, великий царь татар заволских, которые были в той час найможнейшими межи иншими татарами", опять послал послов с требованием дани, в чем ему было отказано. Более того, татарским послам и их слугам были отрезаны губы, носы и уши и отосланы Балаклаю со словами, что такая участь ждет и его самого, если он не прекратит требовать от нас дани. Тогда с великою силою татар хан Балаклай пришел на землю литовскую (то есть белорусскую), но князь Скиримонт Микгайлович, внук славного Радивила, встретил его во главе своих литовских (белорусских) полков на границе в Кайданове (ныне Дзержинск Минской области) и поразил наголову. В этом же бою погиб и Балаклай. После этой победы князь Скиримонт перешел Днепр и освободил Мозырь, Стародуб, Карачев, Чернигов, Туров.

Однако татары не успокаивались и в "Року 1276 Курдан солтан, царь заволский, мстяся забитого отца своего царя Балаклая, от литовских и руских князей (забитого) под Кайдановым, зобрал все орды свои Заволские, Ногайские, Казанскую, Крымскую и тягнул на руские князства, огнем и шаблею плюндруючи". (ПСРЛ, М.1975 г., т. 32, стр. 24).

"Того же лета ходиша татарове и Рустии князи на Литву", - под 1275 годом сообщает нам владимирский летописец. (ПСРЛ. М.1965 г., т.30. стр. 95).

Таким образом, принимая во внимание разницу между летоисчислением белорусского летописца, для которого год начинался с 1 сентября, и владимирского, для которого он начинался с 1 января, можно установить, что нашествие имело место осенью 1275 года по владимирскому летоисчислению или в начале 1276 года по белорусскому. Против этой силы выступил князь Новогрудский Тройнята Скиримонтович. К нему на помощь пришли два его брата, стоявшие во главе Карачаевского и Черниговского княжеств, Писимонт Туровский и Стародубский. Прибыл Великий князь Киевский Святослав, Семион Друцкий, Давид Луцкий, княжата Волынские.

Историк Е.Макаровский пишет в работе «Битва Куликовская, битва Окуневская…»:

«Татары же расположились станом за Мозырем, над рекой Окуневкой. Они прошли в район Припяти по южной окраине Владимиро-Суздальского княжества. Они не шли через Киевщину, князь которой, не в пример суздальским (будущим московским) князьям, в этот судьбоносный для Руси час выступил против татар, отказался платить им дань и был в числе победителей в Окуневском сражении.

Сюда, где расположился татаро-суздальский (татаро-московитский) стан, подошли и белорусско-украинские (литовско-украинские) рати и смело атаковали врага. Битва началась ранним утром и продолжалась весь день. Обе стороны дрались с большим ожесточением, но к вечеру сопротивление татар-суздальцев было сломлено, и они побежали. Преследование продолжалось до глубокой ночи. Лишь с небольшой частью сил Курдану удалось спастись. Много полегло в этом бою и литовско-украинского рыцарства. Полегли на поле боя Любарт Карачевский, Писимонт Туровский, братья Тройняты, Симеон Друцкий и Андрей Давидович.

Советский историк А.Н. Насонов указывает на то, что: "Летопись неохотно сообщает о походе татар в 1275 г. на Литву с участием "русских князей"; поход этот, между прочим, сопровождался опустошением тех русских земель, через которые проходили ордынские войска, а успех похода был более чем сомнительным; мы не знаем даже, кто из русских (московитских – Авт.) князей в нем участвовал". (А.Н. Насонов. Монголы и Русь. М-Л., 1940 г., стр. 63-64). Что еще может сказать московский историк о сражении, в котором Москва и Орда потеряли последнюю надежду на совместную власть над Русским Миром?

В то же время белорусские и литовские летописи говорят о том, что татаро-московские войска потерпели полное поражение и, исходя из вышеизложенного, нет никакого основания им не доверять. К тому же по количеству сошедшихся сил эта битва на реке Окуневка смело может быть названа битвой народов, а по своему значению она СТОИТ ГОРАЗДО ВЫШЕ Куликовской битвы. Потому что она положила конец татаро-монгольским притязаниям на все южные и западные земли Руси-Литвы и обеспечила нормальное экономическое и культурное развитие русско-литовского (белорусско-украинского) государства».

1270-1278 годы. Войска Суздальских Улусов в составе Ордынских войск под руководством татарских Темников осуществили завоевательный военный поход на Кавказ. "...другие князья - Борис Ростовский, Глеб Белозерский, Феодор Ярославский и Андрей Городецкий, сын Невского... - повели войско в Орду, чтобы вместе с Ханом Мангу-Тимуром итти на кавказских Ясов, или алан, из коих многие не хотели повиноваться Татарам и еще с усилием противоборствовали их оружию. Князья наши завоевали Ясский город... сожгли его, взяв знатную добычу, пленников и сим подвигом заслуживали отменное благоволение Хана... ходили и в следующий год... единственно исполняя волю Хана..." (Н.М. Карамзин "История государства Российского", том IV, стр.227.)

1281-1290 годы. Суздальские дружины в составе татаро-монгольских войск принимали участие в военных завоевательных походах в Венгрию, в Польшу, в Иран. Все походы были неудачны, с большими потерями. Поэтому в русской литературе и истории о них говорится очень мало и вскользь.

1319-1320 годы. Хан Узбек во главе татаро-монгольских войск, с привлечением суздальских и московских дружин, совершил поход на Арран - владение Хулагуидов на территории современного Азербайджана.

1330 год и далее. Суздальские и московские военные дружины направлены в поверженный монголами Китай, где выступают в качестве отдельного полка гвардии, представляя Московский Улус в церемониальных торжествах.

"Обмен подданными для несения военной службы между Улусами Монгольской империи имел место еще в XIV в. Узбек, хан Золотой Орды, как Чингизид, имел в Китае большие земельные владения, с которых получал доход. Зато он поставлял из своего [большого] улуса воинов, русских [московитов] и ясов, в состав императорской [ордынской] гвардии, в Пекин. Там в 1330 г. был сформирован "Охранный полк из русских [московитов], прославляющий верность". Полк был расквартирован севернее Пекина, и в мирное время военнопоселенцы поставляли к императорскому столу дичь и рыбу" (Л.Н. Гумилев).

1335-1336 годы. Хан Золотой Орды Узбек совершил вторично поход на Арран - владение Хулагуидов на территории современного Азербайджана, куда, как всегда, привлекал войска Московского князя (БСЭ, издание третье, том 26, стр. 483).

1339-1340 годы. По указанию хана Узбека ордынские и московские войска пытались покорить Смоленское княжество, которое к тому времени уже вошло в состав ВКЛ. Поход войск оказался неудачным. Послушаем Н.М. Карамзина: "...Иоанн (Иван) Александрович, [князь Смоленский]..., вступив в союз с Гедимином [Великий князь Литовский], захотел... совершенной независимости... Узбек... отрядил Могольского Воеводу, именем Товлубия, и дал повеление всем нашим (московским и суздальским) Князьям итти на Смоленск... Казалось, что соединенные полки Моголов и Князей Российских [всего лишь москово-суздальских] должны были одним ударом сокрушить Державу Смоленскую, но, подступив к городу, они только взглянули на стены и, не сделав ничего, удалились!" (Н.М. Карамзин "История ...", том IV, стр.286-287). На самом деле историк лукавит: они испугались белорусско-украинских войск, выступивших на стороне Смоленска.

1356-1357 годы. По указанию хана Джанибека, правившего в Орде с 1342 по 1357 годы, московские дружины принимали участие в военном походе Хана в Персию. Именно в войска на Кавказ был вызван и Митрополит Алексий, дабы лечить жену хана Джанибека - Тайдулу.

Вот два интересных факта из разных источников.

"Джанибек, хан Золотой Орды в 1342-1357, сын и преемник хана Узбека... Активно вмешивался во внутренние дела русских [то есть суздальских] княжеств и Литвы [Беларуси]... В 1356 Джанибек совершил поход в Азербайджан, захватил Тебриз и посадил там наместника... На обратном пути в Орду Джанибек погиб [1357 год]" (БСЭ, третье издание, том 8, стр. 192).

"Жена Чанибекова [Джанибека], Тайдула, страдая в тяжкой болезни, требовала его [Митрополита Алексия] помощи... Алексий поехал в Орду с надеждою на Бога и не обманулся, Тайдула выздоровела... Завоевав в Персии город Таврис... и навьючив 400 вельблюдов взятыми в добычу драгоценностями, сей Хан был (в 1357 году) злодейски убит сыном Бердибеком... Митрополит, очевидец столь ужасного происшествия, едва успел возвратиться в Москву" (Н.М. Карамзин "История ...", том IV, стр.315-316).

Украинский историк Владимир Белинский дает такой комментарий: «Как видим, даже Митрополиты были не вольны в своих действиях. Беспрекословно исполняли повеления Хана, сопровождали его в военных походах, годами жили при ставке Царя-Хана, восхваляли Ханов в храмах как наследников Бога на земле, призывали народ к повиновению единому Царю-Хану. Православная церковь Суздальской земли, а позже Московии, усердно и честно служила единому татаро-монгольскому государству. Она была необходимой и составной частью единой Империи и никогда не противилась этому предназначению. Московская церковь цементировала устои Ордынского государства. Князей, пытавшихся бунтовать против татар, зачастую отлучала от церкви или проклинала. И всякие измышления "великороссов" о так называемой независимости Московской церкви от Ханов – это очередная ложь Российской империи».

Украинский историк также обращает внимание, что «военный поход 1356-1357 годов проходил уже при жизни второго, так называемого святого Русской православной церкви Москвы, Димитрия Донского. То есть будущий московский князь Димитрий воочию видел, какие жестокие военные законы существовали в его Отечестве - Золотой Орде. …Военное соучастие и повиновение Золотоордынскому Хану, как наместнику Бога на земле, было святой обязанностью московского князя - сии познания Димитрий Донской усвоил, как видим, с детских лет».

А далее он в книге «Страна Моксель» пишет:..

«И, как всегда, возникают закономерные вопросы:

- Почему русские историки так яростно оспаривали факт освобождения Киевской Руси от татаро-монголов в 1319-1320 годы?

- Зачем сознательно запускали "примес лжи" [Карамзин писал об использовании им «примеса лжи» в «Истории…»] в этот вопрос?

Для ответа необходимо всего лишь найти, в чем состоит московский интерес. И ларчик откроется вмиг. …Московия заполучила великокняжеский стол только в 1328 году, при Иване Калите, после жестокого погрома Твери. Именно тридцатые-шестидесятые годы XIV века стали изначальными годами становления Московского великокняжеского Улуса. Посему русские "писатели истории" сознательно умалчивали, что Киев отвоевал свою свободу у татаро-монголов еще в те времена, когда Москва и Московия не получили даже статуса великокняжеского. Они всегда проповедовали: мол, в 1380 году Московия показала свою силу, почти государственную, на Куликовом поле, а Киевская Русь всего лишь ушла под Литву. Как видим, одна "великорусская" ложь покрывалась следующей. Во благо Московской державы!

Но мы считаем, что в данном случае литовские и немецкие летописи более объективны, и необходимо пользоваться ими. Эти летописи еще в XIII веке именовали Галицких и Волынских князей князьями "всей земли Русской". В те годы Московия даже не ведала, что это за понятие - Русская держава, ведь северных Рюриковичей до конца XVII века сначала именовали князьями Суздальской земли, а позже князьями Московскими - московитами. И не иначе! При этом необходимо помнить, что до XVI века о Московии как о самостоятельном государственном образовании вообще нельзя вести речи. Даже в царской России в конце XIX века не отрицали эту мысль. Московия до XVI века оставалась в составе единого государства - Орды на правах рядового Улуса. И этнос Московского улуса оставался преимущественно финно-татарским».

ВОСТОЧНАЯ УГРОЗА

Итак, вот предыстория Куликовской битвы, которой не было в учебниках СССР – там жизнь Московии в составе Орды описывалась двумя-тремя лживыми фразами, и особо был раздут эпизод с Куликовской битвой – как якобы «пример борьбы русского народа с татарским игом». Ибо это был единственный такой случай, да и то – особый. Как видим, Москва никогда не спорила с Ордой, а являлась ее верным слугой в войне против Руси. Когда Орда ослабла, а Москва захватила в ней власть, то московские идеологи стремились уже скрыть свое прошлое верное служение Орде.

Куликовская битва противоречит политике Москвы на протяжении всей ее ордынской истории – и уже сам этот факт говорит о том, что «дело тут нечисто». Объяснить эту битву можно, лишь допуская, что в этот период Москва временно не подчинялась Орде – что подтверждается историческими данными – и о чем мы и рассказывали в публикации «Куда спешил Ягайло?». Москва, согласно летописям, в тот период смуты в Орде была на короткое время захвачена Ольгердом и включена в состав ВКЛ. Так можно объяснить и тот странный факт, что литовские (белорусские) князья ВКЛ Андрей и Дмитрий Ольгердовичи руководили битвой, а их третий брат Ягайло спешил к ним на помощь.

Невежество рядовых россиян в вопросе этой битвы – просто поражает. Недавно на матче хоккейных команд Москвы и Казани московские болельщики держали на трибунах огромные плакаты с надписью «1380 год». Ну и что же эта надпись, по мнению москвичей, должна была значить для хоккеистов Казани? Угрозу, что «снова вас разобьем»? На самом деле татары (булгары) Казани не воевали на стороне Мамая – и как раз несколько их полков воевало на стороне Москвы.

Армия Мамая, как известно, вообще татар не содержала – была собрана на Дону из народа черкасов (нынешних казаков Войска донского со столицей в Новочеркасске) и с аланов и иных народов Северного Кавказа, а также имела наемников Генуи. То есть, против войска Москвы (московитов и татар) и ВКЛ (хоругви литвинов-белорусов Андрея и Дмитрия Ольгердовичей) воевали казаки и итальянцы. Но этих общеизвестных фактов не знает и РПЦ Москвы, организуя на Дону крестные ходы казаков по поводу победы 1380 года. Разве не нелепость – казаки против Москвы воевали под командованием Мамая (такого же казака-темника с Дона) и потерпели поражение, а сейчас ходят с крестными ходами в честь этого факта своего поражения.

Кстати, к числу главных мифов Москвы, названных в начале статьи, следует добавить и миф о Казани – ее сделали «козлом отпущения» и «проекцией негодования против татарского ига». Но Казань не более «татарская», чем Москва – была полностью сожжена и вырезана татарами за два года до их прихода в Суздальское государство, и жили там не татары, а булгары. Мало того, воины Казани вообще никогда не воевали против московитов – а все наоборот. Как пишет Л. Гумилев, это именно Москва, выполняя поручения Орды, неоднократно – и уже после 1380 года – подавляла антиордынские восстания в Казани, топя ее в крови и сжигая ее, или выбивали из Казани дань Орде (5000 рублей – тогда огромные деньги). То есть, Казань была как раз рядовой колонией Орды, а Москва – главным ордынским кулаком для подавления несогласных с порядками Орды.



Поэтому не удивляет, что не Казань или Астрахань, а именно Москва при Иване Грозном во время кризиса власти в Орде подобрала ордынскую власть, переделывая ее на власть Московскую. Для чего и потребовалось Ивану Грозному заниматься самозванством – самого себя повышать до титула царя: ибо ему нужна была власть над Казанским, Астраханским и Сибирским Царствами, где правили как раз цари, а не ханы-князи. И только захватив эту власть, Москва продолжила тщетные ранее попытки захватить уже Русь.

Так Москва стала позже навязывать концепцию о том, что Русь – это только то, что, как она, было в Орде и что руководствуется менталитетом Орды. Сотни народов Орды были крещены в Московскую веру и названы «русскими» (при Иване Грозном Русь заканчивалась на восточной границе Московской области – откуда же Россия сегодня взяла неслыханные 125 миллионов русского этноса – с полным исчезновением этноса Орды?). А сам менталитет Орды объявлен отныне «менталитетом Руси» и «Русской Идеей», хотя это все та же «Идея Орды» и никакой «Идеи Руси» у Москвы никогда не было. Нет ничего русского ни в обожествлении правителя, ни в концепции главенства Государства над личностью, ни в мечтах Чингисхана об империи «до последнего моря» - вызванной именно желанием уничтожения всех стран, где личность самоценна, а правитель не обожествляется. Что уже угроза для такого уклада, как угрозой для СССР (той же самой ментально Орды) было существование соседних свободных стран – непременно требовалось везде свое ментальное насаждать, чтобы уничтожать свободную жизнь соседей как «искушающую» для устоев своего восточного народа.

Все это создавало перманентно нетерпимость к соседям, служило поводом для «идеологических» войн. Например, НИКОГДА западные соседи (и вообще любые) Москвы не шли на нее войной с целью «Схизматикам – не быть!». А вот Москва постоянно в своих войнах ставила такие цели геноцида. Ярчайший пример – война 1654-1667 гг. Москвы с ВКЛ-Беларусью, в которой погиб каждый второй белорус и перед которой на смотре на Ходынском поле царь Московии-Орды Алексей Михайлович заявил солдатам: «Латинянам – не быть, Жидам – не быть, Униатам – не быть!». То есть, никому в ВКЛ не быть, ибо последователей Московской схизматической веры тут вообще не было.

Сегодня историки Москвы возводят все так же Запад в жупел одиозной Угрозы, с которой веками боролся союз Московии-Орды, то есть нынешней России. Демонизируются «вечный враг» Литва-Беларусь, «лживый предатель униатский Киев», католическая Польша – вообще все соседи, и их именуют «прихвостнями папы Римского». Откуда же такая религиозная нетерпимость?

Как видим, вся ненависть к Западу и вся любовь к Орде базируются на глубоком цивилизационном расхождении в трех главных вопросах. На Востоке обожествляют своих правителей, считают личность «муравьем» Государства и, как следствие перенаправления гражданской энергии масс из участия в благоустройстве своего Отечества в нечто внешнее, считают целью личностей построение Великой Империи.

Это – два принципиально разных менталитета, где агрессивным является именно восточный и ордынский, а не западный. Настоящая Русь Украины, Беларуси и Западной России (Тверь, Новгород, Псков, Смоленск, Курск, Брянск) еще до прихода татар имела свои яркие цивилизационные устои Европы. Чего не было никогда в границах финского (мордовского) островка владений князей Киевской Руси – Суздаля (меря), Москвы (мокша), Рязани (эрзя), Мурома (мурома), все – финские топонимы финских местных народов. Русь никогда не считала своих правителей богами, выбирала их на вече или раде, что являлось и органом самоуправления, никогда на Руси не было и идей о какой-то «империи». Свободный народ занимался своим делом – управлял страной и думал, как ее сделать лучше своим трудом, а не за счет завоеваний невесть каких «морей». Но финская периферия Киевской Руси была тогда этнически туземной, завоеванной русинами Киева, и, не имея своих подобных традиций самоуправления, с легкостью перешла под власть Орды – где обрела уже ее менталитет. Никакого «вече народа» никогда в Суздале, Рязани, Муроме и Москве не было – ибо народ был не тот: финны, а не русины Киева. Пусть и принявшие усилиями попов Киева православную веру.

Орда, по сути, отобрала у Киева его отсталую колонию (финскую Московию), где младшие отпрыски Киевских князей правили только что захваченным туземным финским населением. Ничего «русского» и «славянского» там, кроме самих этих отпрысков Киевских князей и их оккупационных дружин, никогда не было. Так чему же удивляться? Все далее в истории было именно так, как и должно было быть. Этносы жили так, как им этнически понятнее и удобнее. Ничто не мешало Москве, «финской Руси», за 250 лет «татарского ига» сбежать из Орды и войти в состав ВКЛ, где она бы, пусть имея свои амбиции, стала бы в рамках Руси центром Руси на Востоке. Но на истинной Руси в Киеве – не считали правителей богами, а в Москве и Орде их таковыми на фресках во всех храмах изображали как ровню Иисусу Христу. Этот нюанс, один из главных, все тогда и решал. Всю геополитику и судьбы народов."

(c) Артем ДЕНИКИН
«Аналитическая газета «Секретные исследования»



Польские каратели. Кровавая полонизация и резня Украинцев на территории Западной Украины.


                                     


Польские политики, спекулируя на теме Волынской трагедии и обвиняя бойцов Украинской повстанческой армии (УПА) в геноциде польского населения, забывают, что Польша сама сделала все, чтобы спровоцировать всплеск межнационального противостояния.
Важной исторической вехой в украино-польских отношениях стало вторжение польской армии в Западную Украину в 1918 году, сопровождавшееся кровавым произволом, насилием, разграблением украинских сел. Польские коменданты забирали у крестьян скот, зерно, сахар, расправлялись с заподозренными в саботаже. О жестокости экзекуций ходили легенды: украинцам выламывали конечности, "мозжили" головы, вспарывали животы. По воспоминаниям польского полковника Юзефа Бека, украинские села, проявлявшие недовольство, поголовно вырезались. Представители польской оккупационной администрации активно поддерживали и приветствовали пытки и избиения украинцев. С особым рвением поляки охотились на защитников украинской государственности. Так, без суда и следствия были убиты член правительства Западно-Украинской Народной Республики (ЗУНР) Мартинец и известный композитор Остап Нижанковский. В целом число арестованных и интернированных среди украинского гражданского населения во время польской оккупации по самым осторожным оценкам составило не менее 250 тысяч человек.

После варшавского соглашения Петлюры с Пилсудским в 1920 году Польша получила 162 тысячи квадратных километров украинской территории с населением 11 млн. человек. С целью насильственной ассимиляции и полонизации в регион направили поток польских переселенцев, которым было передано более 200 тысяч гектаров земли в Галичине, 112 тысяч гектар на Волыни и 113 тысяч гектар в Полесье. На оккупированных территориях действовал комендантский час, было ограничено передвижение, а армия была готова в любой момент к подавлению восстаний. Польские чрезвычайные "военно-полевые суды", действовавшие еще с 1918 года, в 20-х годах получили право выносить смертные приговоры в течение 12 часов, чем охотно пользовались.

В рамках деукраинизации Западной Украины польское руководство наложило запрет на деятельность украинских общественно-политических и культурно-образовательных организаций. С марта 1920 года в делопроизводство введен термин "Малопольске Всходне" и запрещено употребление терминов "Западная Украина" и "украинец". Во Львове были запрещены украинские газеты "Дело" и "Свобода". Молодым людям запрещали учиться в университетах Львова, пока они не пройдут службу в Войске Польском. Во время оккупации целенаправленно уничтожались украинские школы, а их здания забирали под свои нужды польские военные. Из 17 тысяч учителей только 2 тысячи были украинцами, а в Краевой Школьной Раде было всего лишь 7 членов-украинцев из 40. Преподавание на украинском языке могло вестись исключительно в низших подготовительных школах общины, в остальных – строго на польском. Кроме того, как для низших подготовительных школ, так и в отношении частных курсов для неграмотных действовал запрет на обучение украинской грамоте.

Польские власти не ограничивались уничтожением украинской самобытности на захваченных землях. В конце 1919 года регион столкнулся с эпидемией тифа, для борьбы с которой Польша ничего не предприняла. Смертность среди заболевших тифом в то время достигала от 20% до 50%. Только за первый квартал 1920 года заболело более 20 тысяч украинцев. Польская санитарная служба решила, что спасать Западную Украину от эпидемии нецелесообразно и"нужно ждать, когда она погаснет сама" (Крівава Кніга Ч.2). Очевидно, что естественное сокращение украинского населения оккупированных территорий от мора способствовало ускорению проводимой поляками политики ассимиляции, поэтому польская власть сознательно игнорировала голод, эпидемии, а также другие социальные проблемы на Западной Украине. Села не восстанавливались, семена для посевов крестьянам не поставлялись. Вместо этого польские жандармы занимались реквизициями и отбирали у украинцев последнее.

Активная очистка захваченной территории от украинских крестьян так же была обусловлена польской программой по переселению в Западную Украину ветеранов польско-украинской войны, которые получали землю, изымаемую у украинцев. Только на Волынь с двухмиллионным населением Пилсудский переселил 300 тысяч польских "осадников", которым отдали лучшие земли и предоставили важные административные должности. Примечательно, что бывшие польские военные, прославившиеся в борьбе с украинцами, должны были стать одной из опор стабильности в регионе. Другим подспорьем польской власти в Западной Украине стали специальные отделы полиции, предназначенные для быстрого подавления бунтов и выступлений против польской власти. Помимо этого в задачи специальных отделов входила розыскная и следственная деятельность в отношении единомышленников и сочувствующих сторонникам создания независимого украинского государства. От донесений в полицию не было отбоя, что подстегнуло польских карателей к упрощению следственных и судебных процедур. Без суда и следствия был расстрелян один из основателей Украинской войсковой организации (УВО) Юлиан Головинский, замучен идеолог и краевой руководитель Организации украинских националистов (ОУН) Степан Охримович. Приговорами "военно-полевых судов" были расстреляны украинские патриоты, известные деятели УВО и ОУН – Василий Билас и Дмитрий Данилишин. Местное население, проявляющее национальную активность и симпатизирующее ОУН, подвергалось регулярным полицейским зачисткам. Особенно кровавой стала "пацификация" – операция, проводимая в 30-х годах польскими отрядами полиции и армии против гражданского населения Галичины. Поляки занимали украинские села, жгли дома, храмы, изымали имущество. За время операции было закрыто 150 православных церквей, а их земли конфискованы. Польские каратели арестовали более 2 тысяч украинцев, разгромили 800 сел, ликвидировали украинский центр "Просвита", общества "Луг" и "Сокол".

Брошенных в жернова польских репрессий украинцев постигла тяжелая участь. Военнопленные, общественные деятели и жители сел, становившиеся жертвами террора со стороны оккупационной власти в 20-30-х годах, отправлялись в концентрационные лагеря, которые прославились на всю Европу ужасными условиями содержания. Задержанные страдали от голода и холода в условиях полной антисанитарии, многие пленные подвергались систематическим пыткам, надзиратели выбивали им зубы, выкалывали глаза, ломали кости.
В концлагере в Стшалково в холоде и полной антисанитарии одновременно находилось до 57 тысяч заключенных. От постоянных пыток и болезней в этом лагере только по официальным данным погибло более 8 тысяч человек. В концентрационном лагере в районе города Тухоль, куда также отправляли украинцев, к 1921-ому году погибло более 22 тысяч человек. В 1934 году для уничтожения украинской политической оппозиции польским оккупационным режимом специально создается концлагерь Береза-Катузская. Рассказывая о назначении и работе концентрационного лагеря, его комендант Юзеф Камаль-Курганский честно признавался: "Чем больше заключённых передохнет, тем лучше будет жить в моей Польше". За время оккупации десятки тысяч украинцев погибли в польских концлагерях в Вадовичах, Модлине, Львове, Стрые, Яловце, Брест-Литовском, Перемышле, Ланцуте, Тухоли, Стшалково. Эпидемии тифа, дизентерия, голод, отсутствие одежды, регулярные пытки, сотни и тысячи трупов, которые лежали на открытом воздухе месяцами – все это польские лагеря смерти, до сих пор наводящие ужас на историков.

Стоит напомнить, что в 1923 году Совет Послов Антанты согласился на передачу Западной Украины во временное управление Польши только под гарантией предоставления региону автономии, открытия украинских школ, университета, разрешения на пользование украинским языком в государственных учреждениях и уважения к религии. Вместо этого поляки учинили геноцид украинского населения, провели насильственную ассимиляцию и захватили украинские этнические территории. Польская оккупационная власть тщательно скрывала данные о жертвах среди украинского населения от гуманитарных организаций и Лиги Наций. Между тем количество погибших украинцев в результате кровавой "полонизации" может достигать нескольких сотен тысяч человек. Польша нанесла сокрушительный удар по украинскому национальному самосознанию на Волыни, Холмщине, Подляшье, были подорваны основы украинской государственности и созданы предпосылки для региональных межнациональных конфликтов в будущем. Многочисленные военные преступления, совершенные польскими оккупантами на территории Западной Украины, до сих пор замалчиваются и не признаются современной польской властью и международным сообществом.

Администрация Президента Украины и Министерство иностранных дел Украины должны сделать все, чтобы Польша признала события, произошедшие на Западной Украине в 20-30 годах, геноцидом украинского народа. Эти печальные страницы истории заслуживают подробного расследования и осуждения со стороны всех международных организаций, чтобы предотвратить подобные преступления против человечества в будущем.


Смотрите также.