Lord Dreadnought (lorddreadnought) wrote,
Lord Dreadnought
lorddreadnought

Цена победы СССР во второй мировой войне



Реальные потери в войне.

Так, анализируя немецкие переписи 1956 года, российские исследователи (в частности — светило отечественной демографии Б.Ц. Урланис) оценили масштабы немецких армейских потерь в 3,7 — 4, 1 миллиона человек убитыми, а с учётом входившей в Рейх Австрии — в 4,0 — 4,7 миллиона человек (из них 3 - 3,6 млн. на Восточном фронте). Определенная дискуссионность в оценках германских военных потерь есть. Некоторые исследователи спорят о том, включены ли в общее количество безвозвратных потерь еще 250–300 тыс. погибших из числа граждан СССР, служивших на стороне противника. Другие полагают, что к цифре в 4,13 млн. необходимо добавить 600–700 тыс. человек из числа союзников Германии (Венгрии, Италии, Румынии, Финляндии и др.), погибших преимущественно на Восточном фронте и в советском плену. Соответственно, оппоненты считают, что безвозвратные потери союзников Германии входят в упомянутые 4,13 млн. В целом я склонен с этим тезисом сейчас согласиться, но, полагаю, что далеко не все потери восточных добровольцев из числа граждан СССР оказались здесь учтены и включены в итог – просто сам учет этих военнослужащих был неполным. Исследования и полемика по данным вопросам продолжаются. Но в целом картина достаточно представима. Думаю, что общее количество военных безвозвратных потерь Германии и ее союзников, включая восточных добровольцев, в среднем можно оценить в пределах 4,1–5,1 млн. человек, в том числе 3–3,6 млн. – на Восточном фронте, что подтверждает относительную добросовестность как Гиллебранда, так и Оверманса, и позволяет с достоверностью плюс-минус 10 % судить о реальных жертвах Вермахта.

Вопрос с безвозвратными потерями Советского Союза гораздо менее ясен.

В приказе заместителя наркома обороны Е.А. Щаденко от 12 апреля 1942 г. говорилось: «Учет личного состава, в особенности учет потерь, ведется в действующей армии совершенно неудовлетворительно... Штабы соединений не высылают своевременно в центр именных списков погибших. В результате несвоевременного и неполного представления войсковыми частями списков о потерях (так в документе. - Б.С.) получилось большое несоответствие между данными численного и персонального учета потерь. На персональном учете состоит в настоящее время не более одной трети действительного числа убитых. Данные персонального учета пропавших без вести и попавших в плен еще более далеки от истины». 7 марта 1945 года Сталин в приказе по наркомату обороны подчеркнул, что «военные советы фронтов, армий и военных округов не уделяют должного внимания» вопросам персонального учета безвозвратных потерь.

В 1993 г., с выходом изданного Министерством обороны сборника «Гриф секретности снят», в обществе утвердилась официальная цифра потерь советских вооруженных сил в Великой Отечественной войне — 8 668 400 погибших и умерших. Она была основана главным образом на донесениях о потерях, направляемых командованием фронтов в Генеральный штаб и Ставку Верховного Главнокомандования. Группа генерала Кривошеева, «считавшая» потери с конца 1980-х годов опиралась на весьма сомнительных источниках, при этом картотеки персонального учета, група в расчет вообще не принимала.

В том же 1993 году генерал и военный историк Дмитрий Волкогонов опубликовал 8 мая в газете «Известия» цифры безвозвратных потерь Красной Армии за 1942 г. с разбивкой по месяцам. По данным Волкогонова из закрытого Президентского архива, потери погибшими и пропавшими без вести оказались вдвое больше потерь за 1942 г., приведенных в сборнике «Гриф секретности снят». Между тем, в самих материалах сборника, где были приведены данные о потерях в основных операциях Красной Армии, содержались сведения, опровергавшие официальную цифру потерь. Это происходит во всех случаях, когда приведенные в сборнике потери по отдельным операциям поддаются проверке.

Когда историк Д. А. Волкогонов опубликовал в одном из своих трудов суммарную цифру безвозвратных военных потерь СССР в 16,2 млн. человек, ссылаясь на секретный документ направленный на имя Сталина, мне кажется, он был очень близок к истине, что подтверждается анализом общедоступной статистики.

Безвозвратные потери советских Вооруженных сил по данным картотеки Центрального архива МО СССР на 1990 г. составили 17,2 млн. человек, и в основном в сухопутных войсках.

В соответствии с программой подготовки и издания книг Памяти в сентябре 1990 года во Всероссийском НИИ документоведения и архивного дела был образован компьютерный центр для создания Центрального автоматизированного банка данных (ЦБД) по безвозвратным потерям Вооруженных Сил в годы Великой Отечественной войны. На 15 марта 1995 года в ЦБД было введено около 19 миллионов персональных записей о погибших, пропавших без вести, умерших в плену и от ран военнослужащих Вооруженных Сил СССР в годы Великой Отечественной войны. Большой массив не был внесен в эти базы данных. Около 30% из примерно 5 тыс. погибших советских военнослужащих, чьи останки были найдены поисковиками России в середине 90-х годов и чью личность удалось установить, не числились в архивах Министерства обороны и не попали в банк данных.

Данные картотеки Минобороны и банка данных погибших подтверждает также анализ общедоступной статистики.

Согласно расчета Управления демографической статистики Госкомстата СССР в ходе работы в составе комплексной комиссии по уточнению числа людских потерь Советского Союза в Великой Отечественной войне общая убыль (погибшие, умершие, пропавшие без вести и оказавшиеся за пределами страны) за годы войны составила 37,2 млн. человек.

Получена путем вычитания из численности населения СССР на 22.06.1941 г. (196,7 млн.) численности на 31.12.1945 г. родившихся до 22.06.1941 г. (159,5 млн.).

Взяв уровень смертности населения СССР в 1941-1945 гг. таким же, как в 1940 г., установили, что число умерших естественной смертью составило бы 11,9 млн. человек. За вычетом указанной величины людские потери среди граждан, родившихся до начала войны, составили 25,3 млн. человек. К этой цифре добавили потери детей, родившихся в годы войны и умерших из-за повышенной детской смертности (1,3 млн. чел.).

В итоге общие людские потери СССР в Великой Отечественной войне, определенные методом демографического баланса, составили 26,6 млн. человек.

К началу 1941 г. в стране было 49 млн. мужчин призывных возрастов - в возрасте от 15 (19 лет в 1945 г.) до 50 лет. В 1959 г. мужчин этих поколений (им тогда исполнилось от 45 до 80 лет) в стране было около 20 млн.

Убыль – 29 млн. По естественным причинам умерло около 12 млн. человек. Остается 17 млн.

Но надо еще добавить 4,2 млн. человек, которым в 1941 г. было 12, 13 и 14 лет. Из них более 2 млн. человек могли погибнуть. Итого неестественная убыль за время войны мужчин призывных возрастов - 19 млн.

То есть получается, что участвовало в войне не менее 42 млн. человек, в основном мужчин.

В 1937 г. по материалам переписи в СССР проживало 90 884 тыс. человек, которым в 1945 г. могло исполниться от 16 до 45 лет. В среднем на 1 год приходилось около 3 млн. человек. И если прибавить еще не менее 5 возрастов – до 50 лет, то речь может идти о 105 млн. человек, из которых около 50 млн. – мужчины.

Распределение полов в контингенте 8-33 лет на 1937 год: мужчин - 43 533 тыс. чел., женщин - 47 331 тыс. чел.

Перевес женщин над мужчинами - 3798 тыс. чел.

Присоединение к СССР в 1940 году Западной Украины, Западной Белоруссии, Прибалтики, Бессарабии добавили к численности населения страны 22 млн. человек. Из них 6,3 млн. - добавка к исследуемому мужскому контингенту 1937 года.

Итого – 56,3 млн. мужчин, которых могли призвать в период войны.

Согласно переписи 1959 г. мужчин, которым в 1945 г. было от 16 до 45 лет, насчитывалось 28 759 тыс.

До 50 лет – порядка 33,6 млн.

Разница – 56,3-33,6 = 22,7 млн. человек. За вычетом естественной убыли – 19,2 млн.

Согласно переписи 1959 г. женщин, которым в 1945 г. было от 16 до 45 лет, насчитывалось 43 598 тыс. До 50 лет – порядка 50,85 млн.

Разница в числе женщин и мужчин указанных возрастов – 17,35 млн.

На основании всех названных данных мне представляется, что безвозвратные военные потери СССР в 1941–1945 годах можно оценить не менее чем в 17 млн. человек, включая потери военнообязанных женщин, а также мужчин и юношей непризывного возраста, тем не менее, де-факто состоявших на военной службе.

Оставшиеся безвозвратные потери гражданского населения можно распределить так: примерно 1 млн. – жертвы ленинградской блокады, до 2,2 млн. – жертвы в оккупации, 300 тыс. – избыточная смертность при сталинских депортациях народов, 1,3 млн. – повышенная детская смертность на остальной части СССР, более 5 млн. – повышенная взрослая смертность в результате ухудшения условий жизни по обстоятельствам военного времени на остальной части СССР (включая заключенных, умерших в ГУЛАГе, где годовая смертность в 1942–1943 годах составляла 20–25 %!). Последние две категории жертв войны среди гражданского населения особенно редко упоминаются и учитываются. Власть скрывала, что в военные годы существовала, например, массовая смертность от голода на Вологодчине, в Якутии и некоторых других регионах Советского Союза. Возможно, что погибшими и пропавшими без вести в годы войны считаются и примерно 450 тыс. советских граждан, на самом деле оставшихся после 1945 года на Западе и оказавшихся в эмиграции (включая беженцев из Прибалтики, Западных Украины и Белоруссии). Такой печальный порядок цифр. Точные же безвозвратные потери нашего народа в годы Второй мировой войны, боюсь, не станут известными никогда.




Tags: Реальные потери в войне
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments