June 19th, 2016

Потомки татарской орды. Интересные исторические факты о московитах.






1. Державу с названием – Московия царь Петр 1 переименовал в Россию, аж в 18 веке, в 1721 году.

2. Племя Мокши назвало свою речку Москва, а перевод этого названия, с языка Мокши, звучит как “грязная вода”. Любые другие языки Мира не могут перевести слово Москва. Слово “кремль”- татарское и обозначает укрепления на возвышенности.

3. З. В средние века все картографы Европы писали и проводили границу Европы вдоль границ Руси (Русь – это территория нынешней Украины!!! ) Московия – улус, со своими финскими народами, всегда была составляющей Орды и ее Европа справедливо относила к Азии.

4. Московия (Россия) платила дань Крымскому Хану (!!!!), своему СУВЕРЕНУ и ХОЗЯИНУ, который был правоприемником Золотой Орды, вплоть до 1700 года. Царь Московии встречал крымского посла на Поклонной горе, садил его на своего коня, сам пешим, под узду, вел коня с крымским послом в Кремль, садил его на свой трон и вставал перед ним на колени!?

5. В 1610 году, в Московии на Борисе Годунове (мурза Гудун) закончилась династия Ченгиз идов (родственник Чингисхана) и на трон возвели Алексея Кошку с финского рода Кобылы, а при венчании его на Царство церковь дала ему фамилию Романов, якобы прибывший с Рима править Московией!

6. Екатерина 2-я, после оккупации последней свободной Руськой Державы-Великого Княжества Литовского (тер. Беларуси) в 1795 г. , своим приказом велела назвать угро-финские племена Московии какими-то великороссами, а украинцев – истинных русичей – малороссами!

7. Никто и никогда не видел в оригинале договор о воссоединении между Московией и Украиной якобы подписанный Б. Хмельницким и Царем А. Романовым!?

8. Уже несколько столетий археологи Московии ищут артефакты подтверждающие достоверность Куликовской битвы, но пока безуспешно, вот только басню о победе Д. Донского над Мамаем распевают до сих пор, на все
голоса!?

9. Псковская, Новгородская, Смоленская области России, - это бывшие славяно-руськие Княжества и до угро-финской Московии не имели никакого отношения, покуда Московия – Орда не оккупировала их соответственно в 1462, в 1478, и в 1654 годах. А в других областях РФ (Московии) никогда не обитали славянские племена и народы.

10. Золотая Орда и ее дочь – Московия, - это единственные страны Мира, которые держали в рабах собственный народ. Это и объясняет вечную отсталость богатой на природные ископаемые Московию от сравнительно обделенных на природные ресурсы европейских стран. Ведь эффективность работы свободных людей гораздо выше, чем рабов…




Культурный марксизм. Закат белой цивилизации.





Так называемый культурный марксизм представляет собой весьма опасное явление, оно во многом и является причиной тех бед, которые обрушились на современный мир европейского человека. Ранее уже подымался вопрос о культурной гегемонии и о культурном превосходстве, о том, что контроль над культурой и над ценностями людей, этическим и эстетическим измерением общества – всё это является ключом к власти в политической, экономической и прочих сферах жизни, ключом к господству. Можно с уверенностью утверждать, что и Французская Революция, с которой собственно началось падение традиционной европейской цивилизации, готовилась в первую очередь в сфере культуры и мировоззрения.  Однако, немаловажен и современный этап развития данной проблемы – левая культурная политика, которая непосредственно сейчас оказывает колоссальное влияние на деструктивные процессы в Европе. Речь идёт как раз о культурном марксизме.

В период второй волны левых революций и разрушения более фундаментального европейского порядка (имеется в виду большевизм и шире – марксизм), на первых порах коммунисты безусловно были в восторге от того, что им удалось захватить бывшую Российскую Империю. Однако затем на востоке Европы, а также в Германии, они понесли сокрушительное поражение. Они были разгромлены в Венгрии, не смогли экспортировать революцию в Польшу, поскольку это фактически представляло собой вторжение Красной армии, которые было отражено сплочённым польским народом. Таким образом видно, что они проиграли повсюду. Но возникает вопрос почему так произошло.

Марксистские интеллектуалы выдвинули идею о том, что проблема состоит в самой культуре. Традиционная европейская культура привела к тому, что те самые рабочие и крестьяне, которых они хотели поднять на борьбу за дело коммунизма, все они в принципе не поддержали большевистскую революцию в силу своих культурных установок. Произошло это по целому ряду причин. Во-первых, имели место некоторые моральные нормы касательно частной собственности, грубо говоря нельзя брать чужое. Во-вторых, сама культура иерархична; даже на уровне обычной семьи, бытового жизнеустройства уже проявляется иерархия. Родители главнее, чем дети, мужья в традиционной семье главнее, чем жёны. Плюс опять же вопрос собственности. Человек, который желает передать своё наследство детям, вряд ли заинтересован жить в обществе, где вообще нет такого понятия, как частная собственность. Т.е. на самом базовом уровне социального уклада традиционный способ жизни совершенно не сочетается с марксизмом. Соответственно, марксисты пришли к логичному выводу: вместо того, чтобы совершать коммунистическую революцию, в странах Европы необходимо разрушить сами культурные основания жизни человека; в первую очередь разрушить семью, традиционную иерархию и традиционные ценности. Именно в этом и кроется понятие собственности, индивидуальных свобод и многие другие моменты.


В 1923 году при поддержке богатого хлеботорговца Феликса Вайля во Франкфурте открылся Институт социальных исследований ― ведущий (но далеко не единственный) центр западного марксизма. Неомарксисты (Макс Хоркхаймер, Теодор Адорно, Герберт Маркузе, Эрих Фромм, Фридрих Поллок и другие) соединили фрейдистский психоанализ с идеями Маркса. Особое внимание уделялось «Экономическо-философским рукописям 1844 года» ― там Маркс рассуждает об отчуждении рабочего при капитализме: «в своём труде не утверждает себя, а отрицает, чувствует себя не счастливым, а несчастным, не развивает свободно свою физическую и духовную энергию, а изнуряет свою физическую природу и разрушает свой дух».
По мере того, как опровергали коммунистическую политэкономию, а реальный социализм в СССР скатывался в беспрецедентный террор и угнетение, неомарксисты сосредоточились на «гуманистической критике» буржуазного общества. Как пишет Перри Андерсон: «западный марксизм (от Лукача и Корша до Грамши и Альтюссера) во многих отношениях занял авансцену интеллектуальной истории левого движения после утверждения власти Сталина в СССР»

Франкфуртская школа поставила себе 11 целей для разрушения буржуазного, западного, традиционного, капиталистического общества:

1. Обвинение в расизме;
2. Непрерывное создание путаницы;
3. Обучение детей сексу и гомосексуализму;
4. Подрыв авторитета школы и учителей;
5. Массивная иммиграция для разрушения национальной идентичности;
6. Одобрение чрезмерного употребления алкоголя;
7. Делать так, чтобы церкви опустели;
8. Невнятная законодательная система с нечетким определением жертвы преступления;
9. Зависимость от государства и государственных пособий;
10. Контроль над СМИ и понижение их уровня;
11. Разрушение семьи.

Марксисты поработали над этими идеями достаточно основательно, сформулировав теорию и методологию. И в 1960-х годах они перешли в наступление, впоследствии нанеся колоссальный удар по европейской цивилизации в культурной сфере. В Западной Европе и в США это произошло как раз в 60-е годы.


Что же представляла собой эта атака “культурных марксистов” на основы европейской цивилизации. Это время, когда под угрозой впервые оказывается сам институт брака, потому что до 60-х годов люди хоть и разводились, но разводы никогда не были массовым явлением. Это был некоторый шок или как минимум очень нестандартное событие. В тот же период массово подымается так называемая вторая волна феминизма. Если первая волна требовала формального равенства с мужчинами, например права голосовать на выборах, то вторая волна представляет собой уже радикальный феминизм именно в современном понимании этого слова, который весьма агрессивно выступал против так называемой патриархальной культуры. Весь маразм, связанный с квотами для женщин, с тем, что женщина должна иметь не просто формальные политические права, но и обязана работать, а не быть домохозяйкой. Опять же, промывание мозгов, которое является стратегией культурного марксизма, это тоже феминизм второй волны. Плюс на фоне всего этого разрешаются и аборты, происходит так называемая сексуальная революция, новая волна массового распространения марксистского интернационализма и прочие явления.

Можно сказать, что эти события поначалу словно проломили трещину в плотине, т.е. те вещи, которые до этого были просто немыслимы, порой даже запрещены и преследовались государством, для начала просто разрешили. Но культурные марксисты не были бы таковыми, если бы они не попытались продолжить свою революцию и в конечном итоге установить тоталитарный режим. Чем они и занялись в последующие десятилетия. Сейчас мы присутствуем при достаточно неприятном моменте, когда они уже фактически вышли на этап полной реализации своих планов. В последующие десятилетия после 1960-х годов нормальным традиционным нормам хоть позволяли существовать, но они уже не пользовались защитой и даже поддержкой государства. Однако, и это было всего лишь временным явлением.

Вероятно, после того как распался Советский Союз, мировая система, где объединялись интересы левых неомарксистских движений и транснациональной олигархии, подошли к следующему этапу установления мирового порядка. И то, что мы сейчас видим, это уже принципиально новый качественный этап в их борьбе за более плотное порабощение. По сути мы имеем перспективу прямого геноцида, который уже происходит в отношении людей европейского происхождения. Если, например, в 70-х, 80-х годах ещё хотя бы сохранялась возможность поддерживать консервативный образ жизни, но уже вопреки государству, которое уже тогда защищало права разного рода неадекватных меньшинств, то сейчас мы имеем уже прямую тоталитарную диктатуру политкорректности. С этой точки зрения интересна тема легализации однополых браков в различных странах. Вроде бы факт малозначительный, гомосексуалисты и так сожительствуют, но теперь будут лишь расписываться, вступая в формальный брак. В том и проблема, что факт совсем не малозначащий, потому что эта кампания совпала с мощным прессингом против тех, кто был не согласен. Под лозунгом защиты прав меньшинств сейчас по всей Европе и в США начинаются прямые преследования людей, которые выступают против подобных явлений.

Культурный марксизм, как уже говорилось, разрушая культурные нормы (иерархию, мораль, нормальные отношения между людьми), в первую очередь особый упор делал на разрушение семьи. И как раз гомосексуальные браки играют в этом огромную роль. С точки зрения массовой психологии они подрывают и дискредитируют сам институт брака. Возможно многих это удивит, но на основании конкретных исследований социологов, с чёткой методологией и однозначными цифрами, выявилась ясная корреляция между тем, насколько внедрены в государстве гей-браки, и статистикой абортов. Казалось бы, это совершенно разные вещи - гомосексуалисты расписываются, а женщины делают аборты, но, как выяснилось, это связано напрямую. Там, где были введены гомосексуальные браки, был нанесён и мощный удар по престижу самого института брака, резко увеличилось число гетеросексуальных пар, которые не спешили оформлять свои отношения. При этом существует очень чёткая и очевидная корреляция между тем, состоит женщина в браке или нет, и тем, будет она прерывать беременность или нет. Т.е. большое количество девушек, живущих с мужчинами, но при этом не состоящих в формальном браке, гораздо чаще делают аборт, чем женщины, находящиеся в официальном браке. При этом число внебрачных беременностей также растёт при легализации однополых браков. Несмотря ни на какую эмансипацию, эта статистика демонстрирует однозначные и очевидные результаты как в Западной Европе, так и в США.

Таким образом, гей-браки являются мощнейшим ударом по институту брака как такового. Для культурных марксистов, семья является первоочередной мишенью. И в первую очередь брак патриархальный, потому что именно в нём всё действует в соответствии с естественными природными ролями. Семья это школа иерархии. Иерархия это основа нормального традиционного уклада, на основе которого европейские народы жили даже не тысячи, а десятки тысяч лет.
Культурный марксизм пытается подкосить этот уклад, и как раз сейчас грядёт вероятно решающая битва между европейскими народами и между теми силами, которые пытаются их поработить и уничтожить.

Уже долгое время в кино и на телевидении, особенно в развлекательных программах, нам показывают исключительно сильных женщин и забавных мужчин; детей, которые умнее своих родителей и могут прекрасно обходиться без них; иммигрантов, избитых местными «правыми»; гомосексуалистов, ведущих изысканную, политкорректную жизнь. Мы должны научиться понимать эти явления как симптомы культурной гражданской войны. Долгий путь Марксизма через институты масс-медиа, образовательные учреждения, культурную индустрию оказался успешным. А марксизм, потерпевший поражение как программа для создания социалистического общества, одержал победу в культурной революции.

Культурный марксизм, который бьёт белые, прежде всего европейские народы в самую душу. Это необходимо понимать и соответственно бороться за нашу культуру и наши ценности
.














Україна: Рідна Земля — Рідна Мова — Рідна Віра



Мокоша весняна

Мокоша єдина представниця жіночих Божеств у пантеоні князя Володимира. Мокоша (інші варіанти імені — Макош, Мокша) пов’язана з жіночою сферою діяльності у господарстві: рукоділлям, прядінням, тканням тощо. У давні часи вона була Богинею землеробства і родючості, жіно­чої життєвої сили і достатку, покровителькою полів і домашніх тварин. Оскільки від врожаю і родючості тварин переважно залежала доля давніх русів, то Мокоша вважалася і Богинею долі. Мовознавці висловлюють думку, що її ім’я дослівно означає «Матір долі» (пор.: ст. сл. кьіиь, кощь — жереб, доля, удача). Тому Мокошу можна вважати тотожною грецькій Тихе і римській Фортуні. Атрибутами цих Богинь був ріг достатку. З таким же рогом постать Мокоші зображена на статуї Збруцького Світовида.

Їй приносили жертви у вигляді снопів льону, вишитих рушників, пучків вовни (прядива). Мокоша, вірогідно, була близькою до Рожаниць (Дів Життя) — покровителькою пологів, захисницею породіль. Тому віра й поклоніння Мокоші найдовше існували серед жінок: навіть у XVI ст. попи зобов’язані були на сповіді запитати жінку, «чи не ходила до Мокоші?». На Новгородщині культ Мокоші зберігався аж до XIX ст.

У Києві до Мокоші на Старокиївську гору (пантеон Володимира) прихо­дили поклонятися жриці, ворожки, знахарки. Хоча вона й була покровитель­кою жіноцтва, проте вшановували її всі, тому Володимир і увів Мокошу до свого пантеону. За переказами, саме Мокоша пряде нитку життя, тому вона вважається ще й покровителькою пряль. Ще одним обов’язком Мокоші було піклування про вологу: дощ, річки, струмки. Це й знайшло свій вияв у імені Богині. Деякі дослідники вважають, що воно походить від мокрий, мокнути.

Походження Мокоші дуже давнє: як і більшість жіночих Богинь, во­на була відома ще за трипільської доби. В образі Мокоші бачимо відгомін стародавнього культу Великої Богині-Матері. Її зображення, значною мірою стилізовані, дійшли до нас переважно на рушниках: Богиня стоїть під відкритим куполом святилища з піднятими вгору руками (поза Оранти), на голові має «рогату» шапку. Обабіч Мокоші — два вершники на конях. На деяких вишивках під кіньми зображені свастики (прадавні символи щастя), іноді головний убір Богині нагадує квітучий кущ. Статуетки скіфських Богинь (VII ст. до н. ч.) нагадують позу Мокоші та Оранти зпіднятими вгору руками, як під час моління. Вірогідно, що і в Київській Софії ранні християни бачили свою правічну Богиню з піднесеними до неба руками. А відтак, Мокоша походить ще від давнішого культу води — Богині Данії. Християни не могли забути свою давню Богиню, тому що досить довго вшановували її в образі «святої Параскеви» (П’ятниці).

/Лозко Г.С. Українське народознавство. — 2-е вид., доповнене та перероблене. – К.: Видавництво «АртЕк», 2004. — 472 с.: іл. ISBN 966-505-064-8/